"Как приятно знать, что ты что-то узнал!" (Мольер)

Любовь – всепроникающая тема в творчестве М.Ю. Лермонтова. И, прежде всего, любовь к женщине, от бескорыстно-идеального “небесного” чувства до всепоглощающей любви-страсти. “Я не могу любовь определить. Но это страсть сильнейшая! Любить необходимость мне; и я любил всем напряжением душевных сил” (1831 июня 11 дня).

У всех поэтов есть стихи о любви и женщинах. И М. Ю. Лермонтов не исключение. В его жизни  было много женщин, которых он любил и кому посвящал стихи. Эти женщины любили и предавали его, они были прекрасны и жестоки, они не умели понять глубину чувств поэта и  даже насмехались над ним, некоторые пронесли любовь  Лермонтова через всю свою жизнь, но так и не воссоединились с ним.  Кто же они – вдохновительницы и мучительницы поэта?  Это Лопухина В.А., Сушкова Е.А., Иванова Н.Ф., Щербатова М.А. и Быховец Е.Г.

 

ВАРВАРА АЛЕКСАНДРОВНА  ЛОПУХИНА. Одна из самых глубоких привязанностей Лермонтова. Встреча с Варенькой - младшей сестрой друга Алексея произошла в 1828 г. Обоим было по 14 лет. Бабушка поэта  Елизавета Арсеньева привезла своего ненаглядного внука Мишеля, подающего большие надежды, в  Москву, чтобы  подготовить к поступлению в   университетский пансионат. Они поселились на Малой Молчановке. Поблизости жила семья Лопухиных: отец с сыном Алексеем и тремя миловидными дочерьми – Марией, Варварой и Елизаветой. Все  вместе они дружили и виделись практически каждый день. Особенно дружен  был Лермонтов с Машей и Варенькой. Первая навсегда останется его хорошим другом, а вторая станет впоследствии объектом пылкой любви.  В  воспоминаниях современников Варенька была “натура пылкая, восторженная, поэтическая в высшей  степени симпатичная”. Она нравилась многим: тонкие черты лица, большие задумчивые глаза, в омуте  которых можно было утонуть, и взгляд, ничего общего не  имевший с томным, но такой манящий. Этот образ стал для Лермонтова эталоном красоты. И во многих произведениях он вольно или невольно описывает его.

Она не гордой красотою прельщает юношей живых,
Она не водит за собою толпу вздыхателей немых,
однако все её движенья, улыбка, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья, так полны чудной простоты.

Даже родинка над бровью, по поводу которой некорректно подшучивали  сверстники, казалась Лермонтову лучшей в мире.  У Вареньки было немало поклонников среди молодёжи, которая собиралась в доме “всеобщей бабушки” Арсеньевой, общительной и любящей веселье. По сравнению с объектом своей любви юный Лермонтов считал себя некрасивым, недостойным, блеклым и неинтересным.  Ко всему прочему, Варенька была доброй, мягкой и отзывчивой. Её спокойный характер являлся полной противоположностью пылкому, порывистому и временами  несдержанному Лермонтову, который иногда считал, что у него нет и не может быть шансов. Поначалу ни Лермонтов, ни Лопухина не отдавали себе отчёт в своих чувствах и  не подавали виду, что начинают безудержно увлекаться друг другом. Страдал Лермонтов от этой любви немало. Впрочем, Вареньке эта любовь приносила  не  меньше страданий. Она жила как будто в темноте, ведь Лермонтов не давал ей никаких чётких ориентиров, то и дело ставя в тупик. То он становился холоден к ней, то относился как к другу, то вновь был охвачен страстью. Их любовь крепла постепенно, пока не переросла в зрелое чувство, в котором они друг другу так и не успели признаться. Лопухина отдала свою судьбу другому человеку, штабс-капитану Бахметеву, став госпожой Бахметевой. Она стояла у алтаря в подвенечном платье, бледная и красивая, необычайно грустная. Рука об руку с другим, которому она сказала “да”. Потому что Лермонтов  не расслышал и не разгадал её “да”.  Но их любовь не исчезла, она выдержала испытание временем и расстоянием.  Лермонтов и Лопухина продолжали любить друг друга всю дальнейшую жизнь, не видя  друг друга и почти не общаясь. Это была самая сильная любовь поэта.

 

ЕКАТЕРИНА СУШКОВА. В 1830  году Сушкова приехала из Петербурга в Москву. В ту пору ей было 18 лет,  и она уже была  ослеплена своими успехами в  “свете”. На одном из блистательных балов у генерал-адъютанта  Депрерадовича её заметил великий князь Михаил Павлович -  родной брат императора. Он сказал в её адрес: “Она очаровательна, у неё такие  изысканные манеры”. Её называли “Miss Black eyes” (“черноокой”) за жгучие, угольного цвета  глаза, которые она кокетливо прятала под пушистые  ресницы. Сушкова находилась в возрасте невесты и ей, конечно, хотелось устроить свою судьбу. Она намеревалась выйти замуж, не иначе, как по расчёту.  Лермонтов посвящал Сушковой стихи, где выражал подлинные, искренние чувства. Она же насмехалась над ним, видела в нём  неуклюжего, косолапого мальчика, с красными глазами, с вздёрнутым носом  и язвительно- насмешливой улыбкой.  Она прозвала его своим чиновником по особым  поручениям, отдавала ему  приказания подержать свою шляпу, зонтик, перчатки. Сушкова писала в воспоминаниях: “Перчатки он часто затеривал, и я грозила отрешить его от вверенной должности”. Она знала его имя Мишель, но не знала его фамилии Лермонтов. Да и к чему было ей замечать юношу, безвестного стихотворца? В 1832 году Лермонтов, покинув  Московский университет, уехал в Петербург. С поступлением в  местный университет у него не сложилось, и  Михаил пошёл по военной стезе, став гусаром.  Там же в Петербурге спустя 4 года он снова встретился с Сушковой.  Страсть вспыхнула с новой силой, но она была уже другой -  мстительной и  разрушительной.  Сушкова всё ещё оставалась невестой на  выданье, по понятиям того времени невестой перезрелой.   Лермонтов  не претендовал на её руку, от былой любви не осталось и следа.  Он начинает  ухаживать за Сушковой, ведя расчётливую игру, и впоследствии расстраивает замужество Сушковой со  своим приятелем Алексеем  Лопухиным. Затем пишет анонимное письмо в её адрес,  что приводит к их окончательному разрыву.   Екатерина  не раскусила намерений поэта и по собственному признанию  искренне полюбила Михаила. Она объяснилась в любви к Лермонтову, а он отомстил ей за  насмешливость  в ту пору, когда он так любил её. Лермонтов писал: “Я хорошо отомстил за слёзы, которые  кокетство mille S заставило меня пролить 5 лет тому назад! Но мы всё-таки ещё не рассчитались, она заставила страдать сердце ребёнка, а я только помучил самолюбие старой  кокетки”.

 

НАТАЛЬЯ ИВАНОВА. Когда Лермонтов и Сушкова расстались, сердце поэта стало склоняться к другому чувству. В 1930 году поэт познакомился с Натальей Федоровной Ивановой, которая стала его печальной любовью. Она была дочерью писателя Фёдора Фёдоровича Иванова. Всё  случилось так внезапно и так же завершилось. Он встретил её, когда гостил у родных. Как только поэт  увидел Наташеньку, его сердце  стало биться быстрее: она была хороша и удивительна. Но друзьям Лермонтов не признавался в своих чувствах к ней, говоря о том, что с первого взгляда Иванова ему не понравилась – якобы она предвещала нечто плохое. А предчувствиям поэт  доверял и не ошибся. Ободрённый в начале знакомства её приязнью и вниманием, Лермонтов вскоре встретил непонимание и холодность. В Наташеньку был влюблён Николай Обресков. Он отличался от Михаила тем, что точно знал о своих желаниях и старался их выполнить. Его решительность покорила Наталью – и девушка выбрала его. Поэт посвятил Наталье много стихотворений, пронизанных чувством горечи и обиды. Лермонтов страдал, отношения закончились разрывом.   Расставание с Ивановой вызвало у Лермонтова мстительное чувство, ощущение оскорблённой гордости. Он писал в стихотворении “Я не унижусь пред тобой…”:

Отныне стану наслаждаться и в страсти стану клясться всем,
Со всеми буду я смеяться, а плакать  не хочу ни с кем.
Начну обманывать безбожно, чтоб не любить, как я любил. 
Иль женщин уважать возможно, когда мне  ангел изменил?
 
Я был готов  на смерть и муку и целый мир на битву звать,
Чтобы твою  младую руку – Безумец! Лишний раз пожать!
Не знав коварную измену, тебе я душу отдавал.
Такой души ты знала ль цену? Ты знала – Я тебя не знал.

Любовь к Ивановой  уходила, приходило столь нужное для успокоения разочарование. Но любовь не покинула оскорблённого поэта.  После разрыва с Ивановой  Лермонтов  понял, что настоящая его любовь – это  Варенька Лопухина.

 

МАРИЯ ЩЕРБАТОВА. Новой возлюбленной Лермонтова стала Мария Щербатова. Мария Алексеевна Щербатова была дочерью украинского помещика Алексея Петровича Штерича. В 1837 году она вышла  замуж за князя Щербатова, а в 1838-м овдовела. Зимой 1839 г.  поэт был сильно заинтересован Щербатовой. Она была высокая, тонкая, с бронзовым блеском в волосах, красивая и образованная.  В Петербурге вела светский образ жизни, но предпочитала балам  салон  Карамзиных, где, видимо, и познакомилась с  Лермонтовым. Любила ли она его, поэт не знал, но готов был подарить ей всю землю. Он говорил с теплотой: “Мне грустно, что я вас люблю и знаю, что за этот лёгкий день нам придётся дорого  рассчитаться”. В 1840 г. на балу у графини Лаваль у Лермонтова произошло столкновение с сыном французского посланника  Э. Барантом, который, по словам  современников, “волочился” за вдовой  Щербатовой. Состоялась дуэль  Лермонтова с  Дебарантом, окончившаяся примирением. Однако  великий князь Михаил подписал приказ об аресте Лермонтова за дуэль с Дебарантом, а в апреле 1840 г. был отдан приказ о переводе поэта в Тенгинский пехотный полк в действующую армию на Кавказе. Между Марией Щербатовой и Лермонтовым было  много общего. Как и Мария Алексеевна, Лермонтов переносит и насмешки, и зло “в гордом покое”. променяв уединённую жизнь  на  светские  развлечения.  По свидетельству А.И.Тургенева, Щербатова испытывала  к Лермонтову серьёзное чувство.  “Сквозь слёзы смеётся. Любит Лермонтова”. Чувство самого Лермонтова к Машеньке Штерич (Щербатовой)  отражено в стихотворении “Отчего”.

Мне грустно, потому что я тебя люблю
И знаю: молодость цветущую твою
Не пощадит молвы коварное гоненье.
За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
 
Слезами и тоской  заплатишь ты судьбе,
Мне грустно… потому что весело тебе.
 

ЕВДОКИЯ ПЕТРОВНА РОСТОПЧИНА. Графиня, русская писательница. Её знакомство с Лермонтовым относится к началу 30-х годов. Ростопчина была сестрой товарища Лермонтова пансионских лет С.П.Сушкова. Юный Лермонтов увлекался Ростопчиной и посвятил ей стихотворения "Крест на скале" (1830) и новогодний мадригал "Додо". Однако взаимное дружеское сближение произошло лишь в начале 1841 года. Графиня была участницей прощального вечера 12 апреля 1841 г.  перед отъездом Лермонтова на Кавказ, когда поэт, по её воспоминаниям, настойчиво говорил об ожидавшей его смерти; уезжая, Лермонтов подарил Ростопчиной альбом, в который вписал посвящённое ей стихотворение "Я верю: под одной звездою".

Я верю: под одной звездою
Мы с вами были рождены;
Мы шли дорогою одною,
Нас обманули те же сны.
Но что ж!— от цели благородной
Оторван бурею страстей,
Я позабыл в борьбе бесплодной
Преданья юности моей.
Предвидя вечную разлуку,
Боюсь я сердцу волю дать;
Боюсь предательскому звуку
Мечту напрасную вверять... (отрывок)

 

ЕКАТЕРИНА БЫХОВЕЦ. Летом 1841 года в Пятигорске Лермонтов встретил свою кузину Екатерину Григорьевну Быховец.  У неё был бронзовый цвет лица и чёрные очи. По свидетельству близких поэту людей, она была  очень похожа на Лопухину. Обращаясь к кузине перед самой гибелью, он искренне  сказал:

Они встретились после разлуки, прямо в день его дуэли, последней дуэли в его жизни. Утром она беседовала с Лермонтовым, потом ездила с поэтом и его друзьями на пикник в Каррас (Шотландку). Она же принимала участие в похоронах.

 
 
“Нет, не тебя так пылко  я люблю,
 Не для меня красы твоей блистанье,
 Люблю  в тебе я прошлое страданье
 И молодость погибшую мою.
 
Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникаю долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.
 
 Я говорю с подругой юных дней,
 В твоих чертах ищу черты другие
 В устах живых уста давно немые
 В глазах огонь угаснувших очей”.

Лермонтов – мечущийся человек, ищущий ласку и любовь, любовь истинную и взаимную. Но его чувство  остается без ответа. М.Ю. Лермонтов ищет женщину, способную понять и воспринимать его таким, какой он есть, ищет родную душу, ту единственную, которая будет ему помогать в нелёгкие минуты, будет понимать и уважать его. К сожалению, ему этого не удалось. Ни с одной женщиной он не связал жизнь брачными узами. “Любить… но кого же? На время – не стоит труда. А вечно любить невозможно”. Любовь приносила ему горечь, разочарование и страдания, а он всё равно любил и надеялся на ответные чувства!

~~~~~~~~ 

Библиография: С.А. Андреев-Кривич.  Всеведенье поэта. Изд-во Советская Россия. Москва, 1978.

Статья подготовлена читательницей библиотеки Ларисой Петровной Н. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тэгов

Статистика

Индекс цитирования

Copyright © 2013. Библиозавалинка в Удельной. Все права защищены.