"Как приятно знать, что ты что-то узнал!" (Мольер)

 

Книги пахнут временем и тленьем,

 А на их источенных страницах

 Тленью неподвластное хранится.

 Прахом, пылью полок, прелью талой

 Пахнут книги…Славой и опалой!

 Дымом, боем, марсианской трассой,

 Новизной – и типографской краской! (Ирина Снегова)

  

Книга сопровождает человечество с давних, труднообозримых ныне, времен – от клинописных плиток Месопотамии и папирусных свитков Древнего Египта до наших дней.

Книга сопутствует человеку на протяжении почти всей его жизни – от первых детских книжек и букваря до редкого томика стихов любимого поэта, разыскиваемого знатоком и ценителем поэзии.

И на протяжении всей своей долгой истории Книга всегда была добрым другом человека, его умным наставником и отзывчивым советчиком.

Биография Книги очень насыщенна и разнообразна, богата триумфами и трагедиями, признанием и неприятием, и, как мгновение в бесконечной истории чтения, открывается жизнь Книги в Удельной начала века.

По воспоминаниям старожилов, еще до возникновения публичных библиотек в Удельной большим собранием книг могли похвастаться четыре дамы, собиравшие и хранившие свои библиотеки на снимаемых дачах: Лидия Александровна Тамбурер, Маргарита Карловна Чикова, Татьяна Владимировна Жаркова и Наталия Александровна Суслова.

Без преувеличения можно сказать, что эти библиотеки были роскошными. Большинство книг было издано в начале прошлого столетия, украшено прекрасными литографиями и снабжено богатыми переплетами и рукописными экслибрисами. Среди фолиантов встречались дорогие Вольфовские издания, уникальные издания Девриена, Саблина и Кнебель, сочинения Маркса и более демократичная брошюра Сытина.

В Удельной всегда читали много и толково. Большой популярностью пользовались произведения Льва Толстого, стихи поэтов серебряного века, новейшая иностранная литература.

Лидия Александровна Тамбурер негласно договорилась с остальными дамами – владелицами домашних библиотек о том, чтобы из каждой библиотеки определенному составу желающих было разрешено ознакомиться с раритетами и брать книги на дом.

Каждая из хозяек домашней библиотеки имела свой круг читателей.

Татьяна Владимировна Жаркова – дочь крупнейшего русского профессора – филолога, окончившая Московскую консерваторию, старалась играть просветительскую роль. Она распространяла книги среди наиболее бедной детворы Удельной, устраивала для детей рождественские елки с представлениями и подарками, и дети постоянно толклись в доме и во дворе дачи Татьяны Владимировны.

У Маргариты Карловны Чиковой был специально сделан  подбор прекрасных книг для юношества. Ей это было близко, потому что в семье росли три сына юношеских лет.

Наталья Александровна Суслова выполняла заявки тех, кто хотел ознакомиться с русской и иностранной литературой начала века, то есть, по сути дела, современной. В ее фонде читатель мог найти только что вышедший в свет роман Пантелеймона Романова «Русь», сочинения вернувшегося из эмиграции крамольного Алексея Толстого, которого не очень жаловала литературная элита Москвы, стихи Марины Цветаевой.

Все книги выдавались абсолютно свободно в расчете на честность, порядочность и бережное отношение к Книге читателей.

А вот Лидия Александровна Тамбурер взяла на себя роль хозяйки великолепного литературного салона. В литературных гостиных жители Удельной имели уникальную возможность встретиться с писателем Борисом Пильняком и Ольгой Форш, снимавшей дачу летом 1919 года у Сандомирских в Ильинке.

Несмотря на сложности с транспортом, связывавшим Москву с Удельной,  на литературные вечера собирались духовно образованные люди, и для них всегда была праздником встреча с одной из самых необыкновенных женщин Удельной – Лидией Александровной Тамбурер.  В салоне Тамбурер обсуждалось прочитанное, происходил обмен мнениями о книгах. Так, опубликование романа С.Семенова «Наталия Тарпова» и социальной повести Огнева «Дневник Кости Рябцева» вызвало у большинства интеллигенции недоумение и неприятие. Но жизнь менялась, революционные идеи захватили многих писателей, и это отразилось на произведениях.

Однако Книгу в Удельной не только читали, но и писали. На даче Тамбурер Михаил Булгаков работал над романом «Мольер». Необходимые материалы из рукописного отдела Румянцевской библиотеки привозила ему Софья  Анатольевна Обухова, дальняя родственница великой певицы Надежды Андреевны Обуховой. Выносить рукописи из библиотеки было запрещено, и Софья Анатольевна тайком брала их на ночь, а утром Булгаков возвращал ей все материалы.

Среди старейших жителей Удельной хранится предание, что на даче Лидии Александровны Тамбурер написаны текст и музыка прекрасного романса «Калитка». Его автор – Александр Трофимович Обухов часто гостил в Удельной. Этот романс он посвятил своей жене - Вере Николаевне Хвощинской, внучатой племяннице лицейского друга Пушкина Горчакова.

 

«Отвори потихоньку калитку…»

Кто знает, может быть, это именно та калитка, что ведет на дачу Тамбурер!

Романс исполняет Татьяна Азарова.


 

Существует в Удельной и другая легенда: будто бы Удельнинская церковь навела на мысль А.П.Чехова написать рассказ «Несчастье», а в «Дочери Альбиона» действие происходит на берегу реки которая, как две капли воды, похожа на Пехорку.

В дачной тиши Удельной Книга не только обогащалась духовно, но и украшалась. Замечательный иллюстратор русских сказок и былин, ученик Ильи Репина Иван Яковлевич Билибин, живший в Удельной, много труда и фантазии приложил к тому, чтобы сделать Книгу эстетически привлекательной, гармоничной, красивой. И часто для своих рисунков Иван Яковлевич выбирал виды Удельной, пейзажи Чудаковского леса – украшения окрестностей поселка.

Жизнь Книги и поэтического слова тесно переплелась с жизнью Удельной, наверное, поэтому ее жителей отличали благородство, изысканность манер, интеллигентность, глубокая внутренняя культура.

Но в 30–е годы в судьбе Книги наступили «черные дни». По свидетельству старожилов, библиотеки, находившиеся в особняках, после революции были распроданы в букинистических лавчонках у стен Китай – города за бесценок. Их продавали буквально на вес, не желая разбираться с каждой по отдельности. Уникальными изданиями топили печи… А на одной из дач дорожки в саду около озера в несколько рядов замостили книгами, засыпав сверху битым кирпичом и песком.

И все–таки Книга продолжает жить, оставаясь единственным другом, который никогда не предаст, который поддержит в трудную минуту и спасет от одиночества.

 

Кто ж этот друг души моей?
Кем я избавлен был от ига
Суровой тьмы с рассвета дней?
Друг этот – избранных людей
Ковчег великих мыслей – Книга!
 
                                                                    ~~~~~~~

 (При подготовке материала использованы воспоминания жителя п. Удельная В.А.Галагана).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тэгов

Статистика

Индекс цитирования

Copyright © 2013. Библиозавалинка в Удельной. Все права защищены.