"Как приятно знать, что ты что-то узнал!" (Мольер)

Ирина Снегова… Имя этой русской поэтессы знакомо немногим, но жизнь и творчество заслуживают внимания любителей поэзии.

Ирина Анатольевна Снегова родилась в 1922 году в городе Курске. Вскоре семья переехала в Москву. Детство и отрочество Ирины прошли в переулочках Арбата. Это были времена тонкополозных извозчичьих саночек под медвежьей полостью, огромных собраний галок на белых крышах и городской тишины…

В семье Ирины очень любили стихи, читали по памяти сказки Пушкина, строфы из «Евгения Онегина», стихи и прозу Бунина, Алексея Константиновича Толстого. Атмосфера интеллигентности, начитанности домашних с раннего возраста повлияла на характер и внутренний мир Ирины. Благодаря любви к книге (а книг в профессорском доме было великое множество), она научилась музыке человеческого слова.

Потом был литературный институт имени горького. В тесном герценовском особняке гудели коридоры и аудитории. На столах, на подоконниках, на лестнице читали стихи, выводя нараспев или, наоборот, чеканя речитативом. Институтом правили рифмы, ямбы, амфибрахии.

Поэзия — это то, что остаётся, когда забыты слова, это вершина искусства, это странность, которая призвана выразить переполняющие человека эмоции. Разноликая карусель закружила молодую девушку, но её творчество не стало путешествием по замкнутому кругу. С каждым годом в нём открывались всё новые горизонты, талант получал огранку, стихи наполнялись настоящим неповторимым чувством любви ко всему живому: к природе, к человеку, к родному краю. Поэзия стала верным спутником, путеводной звездой в вечном пути по лабиринтам любви, страсти, жизни.

Много стихотворений Ирины Снеговой посвящено Подмосковью. Прекрасны строчки о заповедной земле, где ходят «грибы-королевичи в белых сапожках, грибы-гренадёры в лосинах тугих, грибы-фантазёры на тоненьких ножках и мальчики-с-пальчики — спутники их». В произведениях звучит взволнованная музыка подмосковного леса:

          ...Вы чуете запах?
Весь лес до верхушек грибами пропах.
Замшелыми пнями.
            Лесной глухоманью.
Дымящейся прелью. Российской землёй..
Непрожитой жизнью?
             Нехоженой ранью?…

И тянет не просто лесной свежестью, а свежестью восприятия жизни, будоражащей сердце тревогой. Фразы становятся прерывистыми, как дыхание человека, жадно вбирающего в грудь запахи осеннего леса, отчётливыми, как удары сердца в тишине.

Стихотворения Ирины Снеговой впитали красоту падающего листа и свет весенних облаков, горесть разлук и радость встреч, жизнелюбие и пугающую «неизбежность конца».

Ирина, наряду со стихотворной деятельностью, занималась переводами армянских и грузинских поэтов. Ей удавалось передать мелодику, живописную палитру, звукопись, игру оттенков, тонкие особенности речи и её музыки, её лада и склада, индивидуальность стихов того или иного поэта. И, по сути, переведённые стихотворения становились плодом её дум и переживаний.

Ирине Снеговой судьбой было отпущено всего 53 года жизни. Жизни, полной невзгод и триумфов, любовных неудач и страстей. Жизни, которую она несла как незаметный, робкий огонёк, то бодро, то устало, то обогреваема людьми, то одинока. Но огонёк этот остался в сердцах людей, неравнодушных к чистому ключу её поэзии. Если невыносима суета и возникает боль в душе, откройте томик стихов Ирины Снеговой, и лёгкий бриз её таланта освежит ваши мысли, унесёт все ваши печали.

***

Не волнуйся, не злись и не сетуй:
Огорченья, волненья и слёзы, 
Как писали недавно газеты –
Предпосылки к атеросклерозу.
Меньше вспышек и нервного зуда,
Меньше спешек, одышек азарта!
И тогда будут крепче сосуды
И подальше инфаркт миокарда.
Счёт статистикой точно отмечен,
Что когда человеку не двадцать,
Всё трудней его мышце сердечной
За характер его отдуваться…
Окна настежь и насухо слёзы,
В лес вставай по грибы до рассвета...!
И не будет атеросклероза.
Так писали… Испробуем это? 

***

Жив-здоров. Не глядишь на другую
Вот и все. Остальное стерплю.
Не грустишь? Но и я не тоскую.
Разлюбил? Но и я не люблю.
Просто мне, чтоб по белому свету
Подыматься дорогой крутой,
Нужно верить, что дышишь ты где-то
Жив-здоров… И не любишь другой.

***

Мне снился сон: под звёздной рябью.
Как в поле крест, стою одна я
И проклинаю долю бабью,
За всех живущих проклинаю.
За тех, кто плачет ночь в обиде,
За тех, кто в крик кричит, рожая,
За тех, кто слёз своих не видит,
В дорогу милых провожая.
За стервенеющих на кухне,
За увядающих до срока,
За тех, чья сказка рано рухнет,
Чья удаль облетит без прока.
За молчаливых и ворчливых,
Земных забот хлебнувших вволю,
За несчастливых и счастливых
Я проклинаю бабью долю.
За всех, рождённых с искрой божьей,
Чтоб век тянуть упряжку рабью,
За всех, кто мог бы - да не сможет,
Я проклинала долю бабью!..
Проснулась я от плача дочки,
Вставало солнце в чистом небе,
Благословляя мой бессрочный,
Мой трудный, мой прекрасный жребий.

***

Всё обойдётся в лучшем виде.
Не спорь. Дыши. Прими урок.
Выходит срок любой обиде,
И жизнь - длинней, чем этот срок.
Пообомнётся, поостынет
И вдоль пойдёт - не поперёк...
А там беде или гордыне,
Чему-нибудь, да выйдет срок.
И отодвинется. Отыдет.
Отбередит. И, тратясь впрок,
Не снизойдёт к былой обиде
Душа... Но дай ей, дай ей срок!

 

Облако тэгов

Статистика

Индекс цитирования

Copyright © 2013. Библиозавалинка в Удельной. Все права защищены.