"Как приятно знать, что ты что-то узнал!" (Мольер)

 

 

Маленький мальчик слушал, как мать пела ему песню, и плакал.

      Ребенок вырос, и одним из ранних впечатлений детства остались: грустная песня и мать, которая умерла, когда мальчику было около трех. Позже Лермонтов уже не помнил ни мелодии, ни слов песни, но память о ней и о матери была так сильна, что выразилась в редком по строю чувств и красоте стихотворении:

  По небу полуночи ангел летел и тихую песню он пел…

 Он душу младую в объятиях нес для мира печали и слез;

 И звук его песни в душе молодой остался без слов  но живой.

       Лермонтов любил слушать музыку. Эмилия Клингенберг, его пятигорская знакомая, дочь генеральши Верзилиной, вспоминала: «Бывало сестра заиграет на пианино, а он подсядет к ней, опустит голову и неподвижно сидит час, другой…»

  «Что за звуки! Неподвижно внемлю сладким звукам я;

  Забываю вечность, небо, землю, самого себя.

  Всемогущий! Что за звуки! Жадно сердце ловит их,

 Как в пустыне путник безотрадный каплю вод живых!»

      Это стихотворение «Звуки». Оно написано в 1830 году в Москве под впечатлением от игры гитариста С.Высоцкого, которого Лермонтов ездил слушать вместе с приятелями-студентами и которому это стихотворение посвятил. Поэт слушает и воспринимает музыку. Она отвечает его душевному настроению, рождает ассоциации, сближает реальную жизнь  с воображаемой, «принимает образ».

      О природной музыкальности Лермонтова, о занятиях музыкой вспоминают его современники. С детства он слышал песни. И в Тарханах - имении бабки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, где прошли первые тринадцать лет жизни, и в Саратовской губернии, где находилось имение брата бабушки - Афанасия Столыпина, и в Симбирском имении другого «деда» - Александра Столыпина.

      С детских лет он знал песни - протяжные плясовые, колыбельные, хороводные, величальные, любовные, ямщицкие, солдатские, разбойничьи. Знал исторические песни про Ивана Грозного, про Ермака, про Степана Разина. Весь этот опыт, все знания музыкально-поэтического фольклора сказались потом в «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова».

      Переезд Лермонтова в Москву, поступление в пансион, систематические занятия музыкой не только расширили музыкальный кругозор юноши - он вступил в иной музыкальный мир. Известно, что он играл на скрипке, фортепиано и флейте. Конечно, занятия музыкой могли иметь обычный, дилетантский характер. Но нет! Дело не в техническом исполнении, а в том, что Лермонтов необычайно глубоко воспринимал музыку. «Музыка моего сердца была совсем расстроена нынче. Ни одного звука не мог я извлечь из скрипки, из фортепиано, чтобы они не возмутили моего слуха», - записал он в свою тетрадку в 1830 году. Потрясающие душу впечатления от музыки были знакомы ему с ранних лет. Есть воспоминания современников поэта, что он очень хорошо пел романсы, то есть не пел, а говорил их почти речитативом. Лермонтов любил слушать музыку Бетховена и Шуберта. В произведении «Герой нашего времени» описан кабинет Печорина, который украшают статуэтки Россини, Паганини и Николая Иванова – тенора, который не пожелал возвратиться в николаевскую Россию и имя которого Николай! запретил упоминать в русской печати.

      В 1840 году  «Литературная газета» сообщила, что стихи Лермонтова «И скучно, и грустно» положены на музыку «одним известным петербургским артистом». Имя этого композитора осталось неизвестным. Спустя пять лет  на эти слова написал свой романс А.Даргомыжский. Музыканты стали проявлять интерес к поэзии Лермонтова еще при его жизни.

      Своей способностью чувствовать музыку он наделил многих своих героев. И молодого поэта Владимира Арбенина в романтической драме «Странный человек», и Юрия Волина в юношеской трагедии с немецким заглавием «Menschen und Leidenschaften». Одного волнует фортепианная музыка, другого - «песня русская со свирелью». Многих своих персонажей Лермонтов наделил умением петь. У него поет и Славянка в «Балладе», и пугачевский казак в «Вадиме», поет Селим в «Измаил-Бее», поет Ашик-Кериб, поет девушка в «Беглеце», и Ундина в «Тамани», и княжна Мери, и Нина в  «Маскараде», и Русалка над мертвым витязем, и гусляры в «Песне про царя Ивана Васильевича», и грузинка с кувшином, пробуждающая сладкую тоску в душе Мцыри. И Рыбка поет. Поет неизвестная нам «Она» -  «Она поет, и звуки тают…». Волшебный голос слышит Тамара в «Демоне». Даже столетия у него поют.

       Для Лермонтова в жизни важны не только слова, но и интонация, с какой они сказаны. В одном из писем Марии Лопухиной он пишет: «О! Как я хотел бы вас снова увидеть, говорить с вами: потому что звук ваших речей доставлял мне облегчение. На самом деле следовало бы в письмах помещать над словами ноты…»  Это написал музыкант, для которого за словами слышится страстная мелодия обожания и преклонения перед образом любимой девушки! Музыкальность Лермонтова не прошла даром для русской поэзии. Она объясняет нам непостижимое звучание его стихов и поэтической прозы.

 

 ~~~~~~~~~~~~

 По материалам газетных и журнальных публикаций

Комментарии  

#2 Инна 08.02.2017 22:29
Здравствуйте, все статьи на сайт я пишу сама. Спасибо за внимание.
Цитировать
#1 Rosella 09.12.2016 18:04
Подскажите где вы заказыватете написание статей на Вашем сайте,
очень интересно пишут
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тэгов

Статистика

Индекс цитирования

Copyright © 2013. Библиозавалинка в Удельной. Все права защищены.