"Как приятно знать, что ты что-то узнал!" (Мольер)

Просматривая многочисленные сайты, посвящённые чтению, приходишь к мысли о том, что современного человека увлекает литература с обилием эротики, секса, насилия, убийств, криминальных разборок. Произведения, наполненные перечисленными элементами, невероятно популярны, прочтения достигают десятки и сотни тысяч. Реально противопоставить этому, на первый взгляд, кажется, нечего. Но это только на первый взгляд.

К огромному счастью, в настоящей профессиональной современной литературе есть писатели, чьи даже короткие рассказы берут за душу, проникая в самые потаённые уголки души, заставляют проживать с героями их непростые судьбы, оставляя так называемое чувство сопричастности прочитанному.

Хотелось бы поделиться своим собственным хит-парадом рассказов, которые прошили насквозь своей искренностью и неподдельностью пережитых чувств, надолго оставив след в памяти.

Пять рассказов «на разрыв аорты» - в сегодняшнем обзоре.

Анатолий Алексин «В тылу как в тылу»

Анатолий Георгиевич Алексин — русский писатель, драматург. Окончил Московский институт востоковедения. В течение почти 20 лет (с 1970 по 1989) был секретарём Союза Писателей РСФСР. Читателю знаком по множеству остросюжетных юношеских повестей, пьес, героями которых становятся подростки, вступившие в жестокий мир взрослых. В 1978 году удостоен Государственной премии СССР. В настоящее время проживает в Израиле.

Знакомство с творчеством Алексина начинается в школьные годы, когда в списке рекомендованной на лето литературы появляется его рассказ «Третий в пятом ряду». Некоторые педагоги рекомендуют рассказ «Мой брат играет на кларнете», а для меня самым пронзительным, самым «переживательным» стал рассказ «В тылу как в тылу».

Повествование о судьбе мальчика, который выживает с мамой на Урале, куда попал после отправки в эвакуацию, цельное, неподдельное, с острой правдой о том, как жилось советскому народу в годы войны. О том, как мама, отдавая последнее своему сыну, всё-таки умудрялась оставаться сильной, мужественной, чтобы только выжить… чтобы только не уйти раньше срока и не покинуть своего мальчика…

Спустя годы, сын едет на встречу с… мамой… У которой не был (так уж вышло) около десяти лет... Весь рассказ — это воспоминания, промелькнувшие в один миг перед лицом главного героя во время поездки в такси…

«Я знал, что хорошее начинаешь гораздо острей ценить, когда оно от тебя уходит. И что наши приобретения становятся в тысячу раз дороже, когда превращаются в наши потери или воспоминания. Эта истина казалась мне раньше лежащей на поверхности, а значит, не очень мудрой...»

Дорогой, незабвенной маме… Такими простыми и трогательными словами-посвящением начинает свою историю Анатолий Алексин.

Борис Васильев «Великолепная шестёрка»

Проза Бориса Васильева всегда строится вокруг сильных характеров и драматических судеб — идёт ли речь о войне или о мирной жизни. Повести и романы писателя экранизированы, самыми известными экранизациями стали фильмы«А зори здесь тихие...», «Завтра была война», «Офицеры», «Не стреляйте белых лебедей», «Вы чьё, старичьё?».

Неизменными во всех произведениях писателя остаются реалистичность, обнажённость переживаний, свивание в кольцо событий и времени, продуманные до мелочей тонкости и нюансы человеческих характеров. Все его повести, рассказы, романы — это единое целое, в котором человек может выступить как герой, а может оказаться подлецом и зверем, руками которого вершатся подлость и зло.

Рассказ «Великолепная шестёрка» занимает всего 13 страниц. Для меня эти 13 страниц до конца жизни останутся одной сплошной незаживающей раной. Рассказ написан на пределе человеческих эмоций, его невозможно перечитать, потому что в буквальном смысле слова останавливается сердце… Мы много рассуждаем о том, как воспитывать молодёжь, на каких примерах, как сделать так, чтобы подрастающее поколение не выходило во взрослую жизнь жестоким, бессердечным, равнодушным. Пожалуй, теперь я знаю ответ на этот вопрос: каждому, кому не безразлично, каким вырастет его ребёнок, нужно посадить его перед собой и прочитать вслух этот рассказ.

Герой войны для нас — непременно седой ветеран со множеством орденов и медалей на груди, даже удивительно, что спустя 71 год после окончания войны и 75 лет после её начала в рядах ветеранов — одни и те же бодрые старички, гордо восседающие на трибунах Красной площади во время парадов. Как однажды выразился Виктор Астафьев — грубо, нецензурно, но так правильно: «Кто эти ветераны? Разве те, кто сумел пройти войну и остаться в живых? Да те давно уже лежат в сырой земле, потому что война — это не прогулка, это жестокий марафон, выжить после которого практически невозможно». Васильев показал своего ветерана маленьким, облезлым, худым старичком в синтетической, застегнутой на все пуговицы рубашке. Тяжёлый орден Отечественной войны выглядел на этой рубашке нелепо…

«Цветы, салюты — это всё правильно, конечно, но я не о том. Вот вы о мраморе говорили. Мрамор — это хорошо. Чисто всегда. И цветы класть удобно. А что вот с таким дедом делать, которого ещё в мрамор не одели? Который за собой ухаживать не может, который в штаны, я извиняюсь, конечно… да к водке тянется, хоть ты связывай его! Чем он тех хуже, которые под мрамором? Тем, что помереть не успел?»

Рассказ «Великолепная шестёрка» ... На "разрыв аорты"...

Владимир Набоков «Картофельный эльф»

Владимир Набоков открылся для меня после прочтения романа «Камера обскура». Изучая его творчество, я наткнулась на рассказ «Сказка» - мистический и загадочный, потрясший абсолютно невероятными событиями и совершенно абсурдной концовкой. Критики не зря называют творчество писателя в 30-е годы набоковским «зазеркальем». Каждое произведение  отличается своей, неповторимой загадкой, в то же время, ничего более реалистичного представить просто невозможно. Набокова часто называют автором одного романа. «Лолита» стала для писателя неким клеймом, хотя, я уверена в этом, суждения выстроены исключительно благодаря экранизации романа. Сам роман читали единицы, но как же легко обличать и судить, так сказать, собирать мнения «по верхам». На самом деле, проза Набокова — это бескрайний океан, в акватории которого легко находят свой фарватер и роскошный круизный лайнер, и прогулочный катер, и маленькое рыбацкое судёнышко.

Можно ли полюбить карлика? Интересный вопрос, не так ли? Различные психологические теории выражают мнение о том, что главное в человеке — не его внешность, а внутренний мир. И любят не за что-то, а просто потому что. Герой рассказа «Картофельный эльф» - карлик нраву кроткого, дружелюбного, привязанный к своей крохотной пони Снежинке, на которой прилежно трусит по арене голландского цирка. Он достаточно умерен в своих мужских желаниях, сдержан при общении с женским полом, лишь изредка переживает пронзительные приступы одинокой любовной тоски, которые проходят так же внезапно, как и вспыхивают. До тех пор, пока его не поражает шок… Госпожа Шок…

«Каждый отдельный день в году подарен одному только человеку, самому счастливому; все остальные люди пользуются его днём, наслаждаясь солнцем или сердясь на дождь, но никогда не зная, кому день принадлежит по праву, и это их незнание приятно и смешно счастливцу. Человек не может провидеть, какой именно день достанется ему, какую мелочь будет вспоминать он вечно — световую ли рябь на стене вдоль воды или кружащийся кленовый лист, да и часто бывает так, что узнает он день свой только среди дней прошедших, только тогда, когда давно уже сорван, и скомкан, и брошен под стол календарный листок с забытой цифрой»…

О несчастной любви и трагической страсти — рассказ «Картофельный эльф».

Захар Прилепин «Белый квадрат»

Захар Прилепин — молодой прозаик, публицист, музыкант, обладатель премий «Национальный бестселлер», «СуперНацВест и «Ясная поляна». Его роман «Обитель» стал открытием в современной русской литературе, потому что, по сути, мемуарные воспоминания поданы от первого лица главного героя, что особенно ценно в век засилья гламурной и фантастической литературы, переполнившей полки книжных магазинов.

Серия рассказов «Грех» соединяет в себе рефлексию и любовь, веселье и мужество, пацанство, растворённое в крови, и счастье, тугое, как парус, звенящее лето и жадная радость жизни. Поэтичная, тонкая, лиричная и очень сокровенная история героя по имени Захарка. В данной серии меня наиболее сильно потряс рассказ «Белый квадрат».

«- Я постарел. Стареешь особенно быстро, когда начинаешь искать перед жизнью оправдания.

- Но когда сам веришь своим оправданиям — тогда легче.

- Как я могу им не верить, Саша? Что мне тогда делать?

Саша не слушает меня.

У него мёрзлое лицо с вывороченными губами и заиндевелыми скулами, похожее на тушку замороженной птицы; у него нет мимики…

- Холодно, Захарка...Холодно и душно… - говорит он, не слыша меня».

Босоногое детство и мальчишеские забавы, игра жизни и коварство смерти, немой диалог с другом и выплёскивающаяся через край боль — всё это в рассказе «Белый квадрат».

Дина Рубина «Область слепящего света»

Писатель Дина Рубина не нуждается в презентации. Её романы, повести и рассказы настолько органично вписаны в кондуит современной литературы, что каждое новое произведение лишь углубляет впечатление от настоящего русского языка, которым пишет этот замечательный автор. Сюжеты у неё всегда жизненны, всегда глубоко продуманы и, в то же время, непредсказуемы, как погода в Москве… Сборник рассказов «Чужие подъезды» ещё раз утверждает читателя в мысли, что только в одном чувстве человек велик и беззащитен одновременно, только одно чувство способно заставить его совершить безрассудный поступок или бессмысленное преступление. Только одно чувство он обожествляет, проклинает, зовёт и жаждет всю жизнь с исступленным желанием. Это чувство — любовь. Любовь-предсказание. Любовь-падение. Любовь-огненная гиена. Любовь-ошеломительная радость. Любовь-вечное ожидание. Просто — любовь…

Рассказ «Область слепящего света» читается буквально за 10 минут. 10 минут радости  случайного всплеска незнакомых судеб. 10 минут счастья в мёрзлых, не убранных с лета простынях на дачном топчане, в прикосновениях ледяных пальцев к горячему телу… 10 минут, в которых свились в замкнутый круг сиюминутные слёзы счастья обретения и горькие слёзы безвременной утраты…

«Он: доктор наук, историк, специалист по хазарам, автор двух известных книг, женат, две дочери — семнадцати и двенадцати лет.

Она: журналист, автор сценариев двух никому не известных документальных фильмов, два неудачных брака, детей нет, сыта по горло, оставьте меня в покое...»

О том, что всё могло быть иначе, если бы не… - рассказ «Область слепящего света».

Заканчивая обзор, можно с уверенностью сказать, что все эти, такие разные и такие не похожие друг на друга рассказы объединяет то, что они реальны. Как природа. Как вода. Как день и ночь,  как лето и зима, как «лес и горы, свет и тьма» (как сказал поэт). В них нет напускного, как в Инстаграм или любой социальной сети. Они раскрывают человека и его судьбу, его поступки и пристрастия не через отретушированную программу «Фотошоп», а   через призму обыденности, показывая всё то, что называется простым и понятным словом — жизнь!

Читайте себе и своим близким! До новой встречи на страницах и между страницами любимых книг...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тэгов

Статистика

Индекс цитирования

Copyright © 2013. Библиозавалинка в Удельной. Все права защищены.